Глобальный кризис и «новая экономика»

Сeгoдня в дoлгoврeмeннoм и систeмнoм xaрaктeрe мирoвoгo кризисa мaлo ктo сoмнeвaeтся. С пoзиции Вaшингтoнa стaрый мир дoлжeн быть рaзрушeн вeздe, крoмe СШA. Oглянувшись нaзaд, мы увидим, чтo двe «гoрячиe» мирoвыe вoйны Гeрмaния нaчинaлa, будучи oбдeлeннoй рeсурсaми. Бывшиe сoвeтскиe рeспублики Срeднeй Aзии — трaнспoртный кoридoр в Китaй, дoпoлнитeльный рынок сбыта и ресурсная база объединенной евроазиатской экономики. Тем более, что американская стратегия хаотизации равным образом направлена не только против Китая, России или ЕС, но и против Казахстана, Азербайджана, Белоруссии, Армении, далее по списку. Последний этап (противостояние двух сверхдержав и контролируемых ими систем)
К концу 90-х годов возможность преодоления кризисных явлений за счет перераспределения ресурсов в пользу победителя (хоть в «горячей» войне, хоть в холодной) была исчерпана. Если государство разрушено, то неважно, произошло это в Сомали, Ливии или на Украине. И здесь снизившаяся цена на нефть и другие природные ресурсы перестает играть отрицательную роль. В-третьих, такое государство должно обладать вооруженными силами, способными защитить его ресурсы и его внутреннюю стабильность от американской стратегии дестабилизации. Дважды (в 1914-1918 и 1939-1945 годах) она выливалась в формы открытых военных столкновений с участием блоков, объединявших ведущие державы планеты. То есть она хотела изменить сложившийся мировой порядок в свою пользу. Теория «управляемого хаоса» может объяснить что угодно, кроме одной вещи — зачем признанному мировому лидеру разрушать миропорядок, в котором он является лидером? В любом случае после разрушения системы вы имеете дело со спонтанными, неустойчивыми несистемными объединениями, управление которыми в рамках возможностей разрушаемой системы невозможно. Если применить данные пункты к России, то мы увидим, что слабые места у нее в пункте первом — нерешенная демографическая проблема, в том числе недостаточная численность собственного населения для обеспечения устойчивого платежеспособного спроса на продукцию собственной промышленности. Во-вторых, такое государство должно обладать собственным промышленным потенциалом, достаточным для обеспечения своих потребностей в основных видах продукции, в том числе высокотехнологической. В 2008-м году многие надеялись, что мировая экономика имеет дело лишь с очередным циклическим кризисом, из которого с большими или меньшими издержками выйдет через три-пять лет (сроки зависели от оптимизма эксперта). Таким образом, в условиях системного кризиса (то есть исчерпания возможностей устойчивого развития существовавшей глобальной системы) США сделали ставку на упреждающее разрушение системы. Для успешного противодействия стратегии США необходимо выполнение трех предварительных условий. Бывшие европейские республики СССР — транспортный коридор для связи с Германией (в идеале — с ЕС), а также дополнительный 50-60 миллионный рынок (при условии, что население будет достаточно платежеспособным). Не экономический, не финансовый, не политический, не региональный, но кризис всей глобальной системы взаимоотношений (политических, экономических, финансовых, общественных), сложившейся после распада СССР и возникновения однополярного pax аmericana. Но не все смогут. Если мы с этой позиции оценим ситуацию в мировой экономике, в том числе и всех волнующие цены на нефть, то поймем, что падение цены является не только достаточно устойчивым и долговременным, но и объективным фактором. В свою очередь США при помощи механизма санкций, задействованного и направленного далеко не против одной лишь России (не против нее первой и не против нее в наиболее жесткой форме), продолжают попытки дестабилизации остающихся островков стабильности, которые потенциально могут стать альтернативной американской точкой сборки новой системы. То есть форма организации мирового сообщества перестала отвечать потребностям его развития. Дешевые углеводороды прекращают обмениваться на высокотехнологичную продукцию США (обладающую высокой добавленной стоимостью), а создают условия для развития собственных высокотехнологичных производств, успешно конкурирующих с американскими за счет доступа к более дешевым ресурсам и контроля крупного, платежеспособного и стабильного рынка. В холодной войне США и СССР боролись за глобальное доминирование соответствующей системы (а значит и государства-лидера этой системы). Именно поэтому они и инициировали ее разрушение. Германия способна предоставить недостающие технологии и обеспечить поставки необходимых комплектующих. Можно ли противостоять данной стратегии? Стандартный выход из такой ситуации, неоднократно опробованный в течение ХХ века, — мировая война. В 2000-м году мало кто верил, что мир вступает в системный кризис. С тем, чтобы решить вопрос перехода к новой глобальной системе (или перезапуска старой) за счет всего остального мира. Мы имеем дело с ситуацией, когда США не смогли по-старому управлять ими же созданной системой. Владимир ТрефиловЭксперт: евразийская площадка – уникальное явление
Китай давно стал мировым сборочным цехом, а также обладает практически неограниченным внутренним рынком. Именно поэтому российское руководство так упорно бьется за сохранение и развитие Евразийского экономического союза, а также за сохранение и развитие партнерства с Китаем и сохранение возможностей включения если не всего ЕС, то, по крайней мере, Германии (с ее высокотехнологичным производством) в орбиту евроазиатского интеграционного проекта. Но в мировой практике не было случая, чтобы государство-лидер какой-либо системы начинало бы сознательно ее хаотизировать (по сути — разрушать) в тот момент, когда на это лидерство никто не покушался, а подконтрольные гегемону ресурсы значительно превосходили объединенные ресурсы его потенциальных оппонентов. В лучшем случае, восстановление управления возможно лишь на новом уровне (партизанским движением в Великой Отечественной войне руководила непосредственно Москва) и в рамках совершенно иной системы взаимодействия. Например, штаб армии легко управляет дивизией в рамках логики обычной операции. И в результате Вашингтон должен был остаться единственным центром регулярного управления — островом относительной стабильности в совершенно нестабильном мире. Этот тезис подтверждается тем фактом, что США в нулевые годы начали, а в десятые интенсифицировали процесс разрушения системы, в которой занимали позицию единственного гегемона. Общие проблемы выгоднее решать вместе. Наоборот, она становится фактором, поддерживающим национальное и региональное развитие. Но если дивизия окружена, отрезана от связи и снабжения и перешла к партизанским методам ведения борьбы, доступными штабу армии средствами управлять ею уже невозможно.

Комментарии запрещены.

Реклама
Счетчик